Приятно просыпаться летом от попавшего на лицо луча уже довольно высоко стоящего солнца, а ложиться спать под вечернюю зорьку.

А скоро зима, и снова темно вокруг... То фонари слишком поздно включатся, то вроде и горят, а не видно ни зги.

Это только одна из проблем уличного освещения, с которой каждый из нас хотя бы раз за сезон сталкивался лично. В чем загвоздка? Неужели трудно что-то подправить? Давайте разберемся, что же именно и в какой консерватории нужно править. Поможет нам в этом генеральный директор Калужского «Завода Опытного Приборостроения» Андрей Дмитриевич ПЕТРУНИН.

«Ну как же так? Почему вечером на улицах часто темно?» Если мы говорим об уличном освещении, дело в том, что общее состояние сетей, энергетического оборудования находится в устаревшем состоянии и требует модернизации. Это касается и самих источников света. Очень много ртутных ламп ДРЛ (разных — работающих, не работающих, делающих вид, что работают: это когда энергии кушают столько же, а света дают в разы меньше, чем когда была установлена). Такова картина в некрупных городах, в том числе многих районных центрах Калужской области. Конечно, прогресс не стоит на месте. Повсеместно их заменяют натриевые лампы ДНаТ (с желтым светом). Но даже в центре Калуги можно найти ржавый старый светильник, в котором умельцами обслуживающей организации еще поддерживается жизнь путем кустарной переделки под современную лампу ДНаТ. Правда, которая в этом случае работает только примерно наполовину своих возможностей. Да и сам натриевый свет, хотя и ярче и эффективнее, но намного хуже для здоровья человеческого глаза и по цветопередаче, даже в сравнении со старыми ДРЛ.

«Что делать?» Легко ответить: тратить деньги, менять это все, решительным рывком и т. п. Но давайте будем реалистами — в бюджете нет таких средств, а они не маленькие. Дороги не всегда вовремя реконструируются, что уж там про освещение. Во вторую, а то и в третью очередь.

«Все так мрачно, выхода нет?» Ну разве мы затевали бы эту беседу, если б не было? Вот в чем разницамежду затратами на дорожное покрытие и освещением этой дороги? За ремонт дороги заплатил — и до следующего раза. Когда еще там будет… А за освещение каждый месяц платить нужно. В соответствии с имеющимися лимитами. Дорого! А что делать — нормы освещенности еще никто не отменял. Слишком многое зависит от качества света: аварийность, преступность, внешний вид населенного пункта, утомляемость и работоспособность водителей и пешеходов. Уменьшить бы ежемесячный расход энергии, а сэкономленные средства направить на модернизацию.

«Это и есть энергосервис?» Почти. Чтобы запустить этот процесс, нужен инвестор, на средства которого будут куплены и установлены новые энергосберегающие источники света. А дальше важна трезвость расчетов и целевое использование сэкономленных средств.

«Это означает, что экономии может не хватить на задуманное?» Именно! Представьте упрощенную картинку. Нужно поменять 100 штук 250-ваттных ламп ДРЛ. Находится энергосервисная компания, которая вместо этого ставит столько же 150-ваттных ламп ДНаТ, которые в новом состоянии дают примерно такой же световой поток. Светильники недорогие, но и экономия энергии небольшая. Другая компания ставит 100 более дорогих, светодиодных, светильников мощностью 50 Вт. Ежемесячная экономия во втором слу- чае — в два раза больше. Затраты на установку могут составлять от 20% до 50% стоимости светильника, и они одинаковы как для более дорогих, светодиодных светильников, так и для дешевых ДНаТ. При такой разнице в экономии и учете всех составляющих инвестиций вместе с затратами на регулярную замену ламп ДНаТ, срок окупаемости становится примерно одинаковым — те же четыре-пять лет. Но дальше, как вы понимаете, лампы ДНаТ по-прежнему будут экономить всего 100 ватт, а светодиодный светильник — 200. А это значит, что в первом случае, даже если правильно оговорить распределение полученной экономии, то возможностей ее использования гораздо меньше. Но вроде как изначально проект выглядит дешевле, и это кого-то привлекает. Этому часто способствует и то, что руководитель, принимающий решение, вряд ли рассчитывает засидеться более 2–3 лет до очередного преемника, а там — «трава не расти» … Он показал свою «хозяйственность» покупкой дешевого светильника, а экономия последующих лет — не его тема.

«То есть, выбирайте второй случай — и в дамках?» К сожалению, не все так просто. 

Обычный 50-ваттный светодиодный светильник из предыдущего примера в лучшем случае дает всего 40% от светового потока 150-ватт- ной лампы ДНаТ. На некоторых улицах и территориях населенных пунктов, где установлены нормы освещенности 6–10 люкс, это решение, в общем-то, применимо, но далеко не идеально. Да и по процентному отношению такие места установки, для районных центров например, не превышают 20% от общего количества. Нужен более мощный свет. Как только мощность светодиодных светильников меняется до 100 ватт, естественно, экономия теряется, и в результате эффективность проекта ставится под угрозу. Или достаточно света, или экономия — но в ущерб нормам освещенности. Казалось бы, неразрешимая дилемма. Некоторые эксплуатирующие организации выходят из положения другим способом. Они таким образом осуществляют коммутацию, что- бы ночью просто отключать светильники через один или два, в зависимости от степени желания сохранить денежек. Правда, это делать категорически запрещают нормативные документы, о чем прекрасно осведомлены надзорные органы, но не все руководители владельцев систем освещения. К сожалению.

«Вы что-то явно скрываете.» Да, мы медленно подходим к решению, лежащему в основе реальных энергосервисных контрактов, которые успешно реализуются в Калужской области и преодолевают описанные выше проблемы. Итак, представьте себе 100 ваттный светодиодный светильник, дающий практически столько же света, сколько 150 ваттная натриевая лампа. В полтора раза дает выигрыш сразу. Но дороже то он в два раза! Где еще брать экономию? Те же нормативные документы, о которых мы говорили выше, разрешают в ночное время при уменьшении интенсивности движения в три раза снижать освещенность до 70% от нормативной, а при уменьшении интенсивности движения в пять раз до 50% от нормативной. Вот и решение — светильник должен уметь снижать свою мощность до заданных значений по часам, а потом снова повышать ее до необходимой, когда люди едут на работу. Могут ли это делать современные светодиодные светильники? Да, могут, но при наличии так называемого диммирования (т. е. возможности изменять потребляемую мощность в соответствии со внешним управляющим сигналом), что резко удорожает сам светильник, а ведь еще нужна внешняя аппаратура управления! Опять в общем случае эффективность проекта под вопросом. Если бы не было светильников «Pandora LED»! 

«В чем же уникальность, «фишка»?» Светильнику Pandora LED не нужно внешнее управление! В его конструкции есть недорогое устройство, которое берет на себя функцию автономного программного регулирования мощности и, соответственно, светового потока и освещенности. Благодаря встроенному GPS/ГЛОНАСС-приемнику светильник знает, сколько сейчас времени в этой местности, и работает по программе, которую задал его владелец. При необходимости эту программу с помощью специального USB- радиотрансивера 2,4 Ггц можно поменять с любого ноутбука, приблизившись к фонарю. И, обратите внимание, чтобы обеспечить освещенность 50% от номинальной, светильнику достаточно работать всего на 30% своей мощности. Если мы посмотрим на укрупненный годовой график работы светильника (см. диаграмму), то увидим, сколько энергии за ночь можно сэкономить дополнительно, просто не растранжиривая свет тогда, когда он в этом избыточном количестве никому не нужен. Недорогое, но очень умное решение сделало специально разработанную для использования в энергосервисных контрактах модель Pandora LED-320 непобедимым энергоэффективным светильником для улиц класса не выше В1. А это практически вся территория населенных пунктов до 50–70 тысяч человек.

«Это уже где-то используется?» С 2013 года Завод Опытного Приборостроения сотрудничает с РОСНАНО, а это, согласитесь, при реальных возможностях этой структуры по выбору инновационной продукции, весьма говорящий факт. Корпорация РОСНАНО приобрела наши светильники Pandora LED-225, которые еще в апреле 2013 года были продемонстрированы на международной выставке-ярмарке в Ганновере, где Губернатор Калужской области Анатолий Артамонов лично представил его и другую продукцию завода Президенту России Владимиру Путину и канцлеру Германии Ангеле Меркель. В прошлом году калужские светильники были установлены в Бабынино, Сухиничах, Воротынске. В этом году РОСНАНО оснащает г. Кондрово, там ставят почти 1500 фонарей Pandora LED 320, оптимизированнных специально для энергосервиса.

Но и мы сами не стоим в стороне. Мы создали свою энергосервисную компанию «Пандора ЛЕД» и выиграли два конкурса на контракт на замену уличных фонарей в городах Таруса (см. фото, ул. Ленина) и Боровске.

Сейчас все работы там закончены, получены первые результаты, которыми довольны обе стороны. Изучается ситуация, и ведутся переговоры возможности реализации подобных проектов на территории других населенных пунктов Калужской области. Но это не означает, что мы не готовы к сотрудничеству с другими энергосервисными компаниями — любая из них может построить свое решение на светильниках Pandora LED и получит при этом гарантированный эффект. Мы в первую очередь разработчики и производители, нам нравится это дело, а выполнение самостоятельных работ по энергосервису в определенной мере — доказательство наших утверждений. Это подобно тому, когда ответственный конструктор моста, по которому первый раз едет транспорт, становится под ним.

 

Эдуард БУРКОВ. Продолжение интервью в следующем номере.

«Завод Опытного Приборостроения» (г. Калуга)

Разработка и производство электроники, телеметрических и оптических систем.

Офис в Калуге: ул.Кирова, 20а, телефоны: +7 (4842) 76-26-58, 76-26-59

Офис в Москве: Киевское шоссе, стр.1, оф.909-Б, телефоны: +7 (495) 981-34-78, +7 (495) 981-34-79

E-mail: info@pandora-led.ru

www.pandora-led.ru